Кирилл Воронков (voronkov_kirill) wrote,
Кирилл Воронков
voronkov_kirill

Categories:

_Связь


«Было время и были подвалы,

Было дело и цены снижали.

И текли, куда надо, каналы

И в конце, куда надо, впадали…»

(В.С. Высоцкий, «Баллада о детстве»)



Народ — это не просто население определённой страны, имеющее культурно-этническое единство. Народ — это историческая общность людей. Наши родители, деды и прадеды, забытые предки,… наши дети, внуки, правнуки и далёкие потомки, которые ещё не родились, — это всё наш народ. Заветы наших родителей, также значимы, как и деяния наших далёких пращуров, которых мы никогда не знали лично. Равно как и сегодняшнее воспитание подрастающих детей наложит свой отпечаток на наших ещё не родившихся внуков и внуков наших внуков. Народ — это большая семья, в которой нет разделения на прошлое и будущее, потому что и в прошлом, и в будущем все в ней остаются родственниками…


В детстве я сильно ощущал эту связь, экстраполируя её в прошлое. Рассказы моих бабушек и прабабушек (своих дедов я, к сожалению, уже не застал в сознательном возрасте), их морщинистые руки, альбомы со старыми фотографиями родни, ушедшей задолго до моего рождения — всё это формировало у меня иллюзорное ощущение присутствия. Будто я сам был героем этих рассказов, будто бы я лично видел всё, о чём шла речь.

Я видел войну, своего прадеда, попавшего под артобстрел на переправе и получившего осколочные ранения обеих ног. Видел, как взорвалась подвода, и круп убитой осколками лошади придавил его, тем самым спася ему жизнь. Вот он на пожелтевшей послевоенной фотографии: в костюме, сидит на стуле, одна штанина подвёрнута выше колена и подшита. Из-за проблем с эвакуацией, ногу ему ампутировали прямо на фронте, так как началась гангрена — полстакана водки, деревянный брусок в зубы, пять санитаров… четверо держат, один пилит. Я всё это видел...

Видел свою молодую прабабушку, и юную бабушку, которые в декабре 1942-го разгребали снег и выковыривали мёрзлую картошку из застывшей земли, чтобы прокормить детей. Я даже знаю, что лепёшки из неё, замешанные на крахмале, нужно жевать не зубами, а дёснами или раздавливать щекой и глотать, потому что мёрзлая картошка при таком собирательстве обязательно смешивается с землёй, а промыть её невозможно, и песчинки неприятно хрустят на зубах. Но если есть правильно, то «очень вкусно». Я ощущал и эти песчинки, и то, что это действительно было «вкусно».

Я видел своего отца, с пятнадцати лет работавшего на шахте в Донецке. Видел, как он дважды побывал в завалах и чудом спасся. Как он приехал в Москву в одних брюках, рубашке и… тапочках. Как через три года техникума поступил в архитектурный институт и стал москвичом.

Видел лица дальних предков, основавших посёлок Грабари (ныне Балашиха), приехавших с Украины в 30-х годах XX века для участия в индустриальных московских стройках. Родню из Орловской губернии — специалистов-коневодов, приглашённых на московский ипподром. Я видел далёкий XIX век и своих славянских пращуров по одной из ветвей материнской линии, переселившихся из Черногории в Российскую империю.

Я видел их всех и чувствовал наше родство…


Сегодня, когда я воспитываю собственных детей, во мне живёт ясное осознание того, что это ощущение сопричастности к прошлому своей семьи, своего народа, своей страны должно быть бережно передано им. Потому что сегодня я уже отчётливо вижу лица своих внуков и правнуков.



Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments