Кирилл Воронков (voronkov_kirill) wrote,
Кирилл Воронков
voronkov_kirill

Categories:

_Эффект Фургала

Фургал

На выходных общался с жителями Хабаровска и Хабаровского края, поддерживающими протест против недавнего ареста дальневосточного губернатора Сергея Фургала. Они не верят в мотивы следствия, ну то есть считают процесс политическим. При этом крайне важна и интересна с политтехнологической точки зрения одна деталь: эти люди в большинстве своём в принципе не отрицают вероятность того, что Фургал с его сырьевыми бизнесами мог быть причастен к заказным убийствам в середине двухтысячных, просто стараются обходить эту тему или даже оправдывают такую вероятность фразами типа: «У нас все царьки в чём-то замешаны» или «Тогда по другому было нельзя» и т. п.

Этот пост обращён к людям, привыкшим мыслить логически. Поэтому тем, кто в своих суждениях и выводах опираются на эмоции, а не на факты, под кат лучше даже не заглядывать…


Установление виновности или не виновности человека, обвинённого в серии тяжких уголовных преступлений, не является предметом мнения толпы о том, насколько он хороший или плохой руководитель. Этот тезис диктует логика и здравый смысл. Тем более, что санкции на арест руководителей подобного ранга поступают с самого верха, и факт наличия такой санкции говорит о том, что  у следствия, судя по всему, действительно имеются серьёзные основания для обвинения. Поэтому категоричные заявления протестующих о невиновности Фургала мы здесь даже не будем разбирать. Пока не будут обнародованы доводы прокуратуры, любые утверждения на счёт его виновности или не виновности — не более чем голословные манипуляции. Нас интересует другое: как эта уверенность закрепилась в сознании протестующих и как исчезла критичность мышления в отношении фигуры хабаровского губернатора? Тем более, что дуализм мышления по этому вопросу в их головах явно прослеживается: «может и был когда-то заказчиком убийств, но… не виновен». У меня на вскидку есть две версии.

Версия первая.
Это обычная политтехнология дестабилизации ситуации, основанная на психологии толпы: переключение внимания с существа события на «больной вопрос» и затем накачка эмоций — ровно то, что происходит сейчас в США в связи с убийством чернокожего преступника Флойда, ровно то, что происходило на Украине в 2014-м в связи с неподписанием соглашения о евроассоциации.

Версия вторая, менее прямолинейная.
В диалогах с жителями Хабаровска у меня сложилось ощущение, что для них нормальностью является мировоззренческая позиция родом из лихих 90-х, когда отношение к оргпреступности, как к социальному явлению сводилось к разделению бандитов на плохих и условно хороших; на заезжих беспредельщиков и своих, «родных» местных братков с района. И Фургал для них если и является бандитом, то априори своим, правильным пацаном, который сам срезал себе губернаторскую зарплату, сократил количество замов, нашёл деньги на детей, вынув их из расходов на чиновничий аппарат и т. д. и т. п. При этом, убеждённо тиражируя слух, что Фургала взяли лишь за то, что тот оказался возить деньги мешками в Москву, они сами признают, что должность губернатора в принципе хлебная и возможностей для заработка там хоть отбавляй. Однако, показательное сокращение Фургалом собственной зарплаты до 400 (четырёхсот!) тысяч рублей и выговоры чиновников под камеры репортёров они без тени сомнения принимают за искреннее проявление честности и альтруизма.
Возможно ли, что подобное отношение к происходящим событиям со стороны граждан связано с традиционно повышенным уровнем коррупции на Дальнем Востоке в целом по отношению к остальной России? Как известно, спайка криминала с бизнесом и властью, завязанная на ресурсной базе дальневосточного региона, в 90-е была особенно крепка, а также и в более поздний период. Но вот появляется губернатор, который хотя бы начинает демонстрировать популистские шаги в направлении исправления ситуации. И люди за такого человека цепляются, как за последнюю надежду и даже готовы простить ему его тёмное прошлое, лишь бы действительно менялись в лучшую сторону коррупционная и криминогенная обстановки, при том что многие из них признают, что к формированию этого положения вещей сам Фургал, возможно(!) имел самое непосредственное отношение в девяностых и двухтысячных.

Можно ли соотнести такое проявление народной воли со Стокгольмским синдромом и назвать его «эффектом Фургала»? Что вы думаете по этому поводу?



Tags: общество, политика
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 29 comments