Кирилл Воронков (voronkov_kirill) wrote,
Кирилл Воронков
voronkov_kirill

_Владимиров щит на воротах Дамаска

Последние несколько недель сильно загружен работой и практически свёл свою активность в соцсетях к нулю. Времени хватает только пробежаться по новостям. Но получил несколько писем с просьбами прокомментировать вывод российских ВКС из Сирии. Сегодня суббота и у меня есть время для написания статьи…



Вместо пролога:
В 907 году состоялся легендарный поход русского князя Олега на Царьград. Византия была покорена и на ворота Царьграда Олег прибил свой щит в знак заключённого мира, а также в качестве зримого напоминания о том, что в любой момент русское войско может вернуться.


Собственно, ограниченный вывод российского контингента из Сирии, как событие, носит больше публицистический характер, нежели политико- или военно-стратегический. Это не то, что вывод войск из Афганистана в 1988-89-м и совсем не то, что вывод группы советских армий из Германии в 1991-м. Многие сравнивают по принципу: «Вывод, значит вывод. Читай — бегство». Нет. Если сравнивать, то уместнее вспоминать 1945-й год, Белорусский вокзал.

Когда мы говорим о стратегических целях России в Сирии, многие ошибочно полагают, что целью ввода российских войск осенью 2015-го было взятие под физический контроль территории САР. Отсюда и недавние истерики внутрироссийской оппозиции о «втором Афганистане», отсюда же и теперешнее кликушество о «сдаче Асада». Но стратегические цели иные и, как раз, опыт Афганистана здесь поучителен. Именно попытка СССР контролировать афганскую территорию путём удержания сети локальных баз на земле привела к затяжной и изнуряющей «конвойной войне», не принёсшей ни славы, ни прочного результата. Линии фронта нет; стратегических военных задач, как таковых, нет; враждебное местное население, поддерживаемое поставками оружия из стран НАТО; постоянный расход ресурсов в условиях неопределённой продолжительности операции. Всё это и привело, в конечном итоге, к необходимости ухода без надёжного закрепления результата. Хотя внешнеполитическая цель была — поддержание лояльной СССР партии НДПА под руководством Кармаля. Однако выбранный способ поддержки оказался слишком расточительным, поскольку не предполагал гибкости позиции советского руководства в вопросе выбора и возможной смены ставленника, что и привело к стратегическому поражению. СССР взвалил на себя непосильную ношу по обустройству мирной жизни в Афганистане — строительство школ, дорог, мостов, электростанций и прочее. В то время как действия стран НАТО были сведены к десантированию техники и боеприпасов в расположение моджахедов, чего оказалось вполне достаточно для обнуления советских усилий.

В Сирии ситуация и похожая, и не похожая одновременно. Как и в Афганистане образца 1979 года здесь идёт борьба за геополитическое влияние в регионе. Генеральной целью стран НАТО, и прежде всего США, является строительство через территорию Сирии нефтепровода из Катара в Европу, как ключевого фактора ослабления российского влияния в старом свете. Цель России — не допустить создания таких предпосылок в обозримой исторической перспективе. При этом, строительство мирной жизни в Сирии, как таковое, России вовсе не нужно. Напротив — подобное развитие событий подтолкнёт саму Сирию к данному шагу, как к очевидной возможности упрочить своё экономическое и стратегическое положение на Ближнем Востоке. А значит, Россия кровно заинтересована в нестабильности данного региона. Я бы даже назвал это термином: «Стабильная нестабильность». И желательно — в политической плоскости. Поскольку горячая фаза конфликта имеет свойство быть неустойчивой и в любой момент может склониться в пользу той или иной противоборствующей стороны с последующим стремительным развитием событий, контролировать которые будет крайне сложно. И в такой ситуации Россия окажется проигравшей в любом случае. Вот и выходит, что единственным правильным действием для России остаётся умеренное влияние и локальное проецирование военной силы на регион при недопущении чьей-либо окончательной победы. Поскольку опыт Афганистана ясно показал, что тотальный контроль территории военным присутствием — непозволительная роскошь, на которую теперь не решатся даже США со всей их экономической мощью.

Турция.
Хотя Турция и является членом НАТО, но она играет собственную игру. Точнее, пытается это делать. Навязчивая идея Эрдогана о создании новой империи застилает ему глаза, заставляя подгонять события и повышать ставки, совершая тем самым ошибки. Поддержка ДАИШ (запрещённая на территории РФ террористическая организация), снабжение террористов оружием и фактическое создание уже действующей модели незаконного сухопутного канала поставки ближневосточной нефти — сыграли с ним злую шутку. Когда российские ВКС стали теснить террористов, заставляя их отступать на восток – юго-восток от Сирийско-Турецкой границы, он предпринял отчаянный шаг — сбил российский военный самолёт. Этот поступок был рассчитан на резкое обострение военной ситуации в связи с ожидаемой поддержкой турецких союзников по Североатлантическому альянсу. Но активная и жёсткая дискредитация Россией данного поступка в СМИ, обличение Эрдогана в незаконной торговле нефтью вкупе с наглядной неуравновешенностью последнего, продемонстрированной им ранее, и, конечно же, зримая угроза перерастания ситуации в большой горячий конфликт, не позволили странам НАТО открыто поддержать Турцию. Зато позволили России, не опасаясь международного порицания, «воткнуть в розетку» комплексы С-400 на сирийской территории, которые уже давно находились там, и практически открыто поддержать курдов поставками вооружений. Помидоры с туристами были лишь прелюдией. Вот настоящее блюдо для Эрдогана, которое принято подавать холодным. Турцию ждут непростые времена. И это надолго.

На сегодняшний день у России в Сирии уже не одна, как ещё полгода назад, а две действующие военные базы — морская в Тартусе и авиабаза Хмеймим. За время активных действий российских ВКС эти базы серьёзно технически переоснащены. В Сирии действует российская система противовоздушной обороны. Турецко-Сирийская граница отрезана от боевиков ДАИШ, которые утратили тактическую инициативу на сирийском ТВД, оставив важные стратегические территории. Армия САР прошла обучение российскими военными инструкторами, которые продолжают оставаться в Сирии. Россия продемонстрировала реальные военно-технические возможности проецирования ударной силы из-за пределов зоны конфликта (показательный удар Калибрами с Каспия). Также продемонстрированы оперативно-тактические возможности по быстрому наращиванию военной группировки со скрытой переброской сил и техники на дальние расстояния…

Теперь, когда ситуация возвращена в политико-правовое русло и стороны конфликта понуждены сесть за стол переговоров, а участие в них Асада уже не вызывает политического сопротивления, самое время сделать шаг в сторону — вывести ЧАСТЬ военной группировки РФ из Сирии. Теперь это необходимо ещё и за тем, чтобы в преддверие выборов в САР никто не смог сказать, что они (выборы) проведены под дулами автоматов. Путин повесил свой щит над воротами Дамаска, который служит напоминанием, что, в случае необходимости, Россия, имея подготовленные современные опорные пункты, может за сутки (!) вновь нарастить военную группировку в регионе до нужного уровня.

«Специалисты» по физиогномике, исписавшие интернет статьями о том, как Шойгу бубнил, а Путин нервничал и не знал, куда деть руки, объявляя о выводе войск — из хора всепропальщиков. Лично я увидел в этом видео лишь неумелую актёрскую игру скучающих людей, вынужденных изображать на камеру оперативное принятие уже давно согласованного решения.
А что сирийский народ недоволен сокращением военной поддержки России — так это проблема сирийского народа. Обустройства мирной жизни с бесплатным строительством школ, дорог, мостов и электростанций им никто и не обещал.


Tags: Путин, Россия, Сирия, политика
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments